Доносчиком можешь ты не быть, а гражданином быть обязан

Почти 60% россиян готовы заявить о нарушениях работодателя в трудовую или налоговую инспекцию.

Почти 60% россиян готовы заявить о нарушениях работодателя в трудовую или налоговую инспекцию, выяснили эксперты Job.ru, опросив 2500 посетителей своего сайта.


Главное условие, при соблюдении которого соотечественники согласны жаловаться на работодателя — это анонимность, об этом заявили 48,7% опрошенных. Еще 25,9% отметили, что лучше бы обойтись без фамилий, но не обязательно. Лишь 25,4% респондентов все равно, будет фигурировать в документах их имя или нет.


Стоит отметить, что женщины оказались более осторожными, чем мужчины. Непременно сохранить свое инкогнито хотели бы 52,8% дам, у джентльменов же эта цифра куда скромнее — 44,4%. Правда, этот разрыв практически компенсируется за счет тех, для кого анонимность желательна, но необязательна. Среди мужчин таких почти на 5% больше (28,2% против 23,5% у женщин).


Интересно, что с возрастом потребность в анонимности снижается. Если среди респондентов от 18 до 34 лет желающих остаться неизвестными оказалось около 58%, то с 35 до 44 этот показатель снижается до 49,5%, а с 45 лет — едва превышает 39%. При этом с годами резко растет доля тех, кому все равно — говорить свою фамилию или нет. В возрастной группе от 18 до 24 таких едва набирается 10%, от 25 до 44 — уже больше 20%, а после 45 — почти 29%.


Тонкий момент — материальная заинтересованность информатора, ведь отстаивать право на оплачиваемый отпуск и «стараться» ради денег — разные вещи. Быть доносчиками неприятно, вероятно, поэтому большинство из тех, кто согласен заявить о нарушениях работодателя, оговорились: они готовы сделать это «не денег ради, а справедливости для». Таких набралось 41,2% от общего числа респондентов. Еще 30,7% заявили, что принципиально против доносов, и лишь 17,7% признались, что деньги лишними не бывают. Интересно, что из них 68% настаивают на анонимности и лишь 5% утверждают, что им все равно — называть себя или нет. Еще 10,3% просто не верят, что им выплатят хоть какое-то вознаграждение.


С возрастом растет и число противников доносов. Причем до 54 лет их доля увеличивается плавно — с 24 до 30%, а после 55-ти происходит резкий скачок — до 55,4%. Здесь, по всей видимости, сыграла роль историческая память — эти люди не понаслышке знают, чем чреваты доносы. А вот доля тех, кто готов информировать компетентные органы о нарушениях за вознаграждение, с годами уменьшается — с 23% в 18-24 года до 7,1% в группе респондентов старше 55 лет.

ASTERA