Поиск

USD/RUB: 74.16 EUR/RUB: 87.23 BTC/USD: 8756.9

4 сентября : вторник

ТОП новости

Извините. Данных пока нет.

Колонка эксперта

Кошелек-невидимка

20.07.2015 14:32

На прошлой неделе вице-премьер по социальным вопросам Ольга Голодец сообщила, что в теневой экономике нашей страны участвует не менее 36% трудоспособного населения. По ее словам, доля оттенков серого в общей экономической палитре все-таки сокращается: за прошлый год удалось «обелить» 800 тыс. человек, и «это хорошо, у людей пошел официальный стаж, официальные выплаты, и это меняет позицию этих людей в нашем обществе». Два года назад, между прочим, она же говорила, что «непонятно чем» занимается почти половина населения страны — 45%.


Экономисты сомневаются, что долю «теневого непонятно чего» правительство для начала может адекватно посчитать. «Голодец говорит, что в теневой экономике 27 млн человек (если перевести ее 36%), а Роструд в апреле утверждал, что их 15 млн. Согласитесь, большая разница»,- недоумевает профессор факультета социальных наук Высшей школы экономики Юрий Плюснин. А во-вторых, они утверждают, что «непонятно что» на самом деле растет.


«Прежде всего, очевидно, что в стране растет доля самозанятых граждан,- говорит Наталья Зубаревич, доктор наук, профессор кафедры экономической и социальной географии России географического факультета МГУ.- Есть разные определения самозанятости, но в данном случае я говорю о людях, работающих на себя, но не уведомляющих о своих заработках государство».


По оценкам Плюснина, доля таких самозанятых составляет до двух пятых трудоспособного населения: «Если взять отдаленные поселения, там каждый что-то делает для соседа за бутылку самогона или мешок картошки — и государство к этому всему, конечно, никакого отношения не имеет».


Попытки вытащить самозанятых из тени предпринимались неоднократно. В апреле этого года премьер Медведев объявил о создании правительством в рамках антикризисного плана системы патентов для самозанятых, однако эксперты скептически относятся и к этой мере.


«Нужны не патенты, а создание качественных рабочих мест,- считает профессор кафедры социальной и экономической географии географического факультета МГУ Наталья Зубаревич.- Швейные фабрики с зарплатой 8 тыс. руб. к таким не относятся. Экономика не предлагает самозанятым то, что им было бы интересно. Поэтому в серой зоне они зарабатывают больше». Пенсия, по ее словам, тоже не является достаточным аргументом для выхода из тени. Россияне не слишком о ней беспокоятся: они привыкли жить сегодняшним днем и не могут надеяться в старости на государство, опасаясь, что оно может снова рухнуть. «Самозанятые просто не видят преимуществ в приобретении патента. Вот есть, к примеру, дальнобойщик, возит грузы на своей машине: что ему даст патент? Гаишник с него меньше брать будет на дорогах, что ли? Или живет человек в деревне, где никакой работы нет, собирает дикоросы, землянику, грибы, отдает перекупщику. Зачем ему патент? В деревню никто с проверками не ездит, а если и доберутся, то пусть докажут, что он не себе собирает. А за хороший сезон, если много собирать, можно на машину накопить. Пока люди не доверяют государству, пока в серой зоне работать выгоднее и пока люди не планируют ничего надолго, самозанятые будут работать нелегально»,- говорит Зубаревич.


Более того, значительная часть самозанятых имеет и официальные доходы. Наличие трудовой книжки и белой зарплаты совсем не значит, что их обладатель не имеет дополнительных серых источников дохода.


«Большие возможности для получения серых доходов у бюджетников и госслужащих. Они занимают определенные позиции, имеют доступ к определенным ресурсам и эксплуатируют по полной эти позиции,- считает заведующий лабораторией центра фундаментальных исследований Высшей школы экономики Виталий Куренной.- Часто самозанятые образуют симбиоз с зарегистрированными предприятиями и организациями. Взять, например, традиционные промыслы: стоит предприятие, банкрот, не работает, но люди там числятся и занимаются дома промыслами и кустарным ремесленным производством, а предприятие им нужно, потому что там есть оборудование, которое они не могут себе позволить».


Куренной уверен, что самозанятость в России имеет универсальный, всепроникающий характер, присутствует во всех сегментах экономики в любом уголке страны. «У нас вся страна живет полутеневым образом,- говорит он.- Жить на белые зарплаты в большинстве своем россияне не готовы. За исключением нескольких крупных городов, зарплаты эти совсем небольшие, даже если не ниже прожиточного минимума, все равно никак не соответствуют реальным запросам потребления».

Источник: Коммерсантъ